Как остановили прорыв армейской группы "Гот"

Наступление армейской группы «Гот» началось утром 12 декабря 1942 года. Действуя из района Котельниково в общем направлении на северо-восток, немцы наносили главный удар на узком участке фронта вдоль железной дороги Тихорецк — Сталинград.

Здесь наступали 6-я и 23-я танковые дивизии 57-го танкового корпуса, которым противостояли 302-я и 126-я стрелковые дивизии 51-й армии. Соединение с группировкой Паулюса намечалось юго-западнее ст. Тундутово.


Прорыв советской обороны

Советская Ставка и командование Сталинградского фронта ждали, что главный удар враг нанесёт из района Нижне-Чирской. Это был наиболее логичный шаг. От Котельниково до внутреннего кольца окружения немецкой армии было 110 км, Нижне-Чирская была на 45 км ближе. Это обеспечило успех первого удара немецкого ударной группировки. Для наступления немецкая 6-я танковая дивизия была разделена на три мотопехотные группы и одну сильную бронегруппу Гюнесдорфа (командир танкового полка). В бронегруппу входили танковый полк и батальон пехоты на БТР. Впоследствии, с распространением БТРов, формирование бронегрупп стало обычным решением для немецких подвижных соединений.

После артиллерийской подготовки противник прорвал оборону в полосе 302-й стрелковой дивизии у полустанка Курмоярский. Немецкая бронегруппа не только прорвала оборону и пошла вперёд, но и атаковала в тыл советские войска в Верхне-Яблочном. С наступлением темноты передовые части 6-й танковой дивизии вышли на отдельных участках к южному берегу р. Аксай, а 23-я танковая дивизия—в район севернее Небыкова. Успех первого дня наступления даже удивил немцев. Х. Шейберт, командир танковой роты в 6-й дивизии, писал: «Учитывая собственную силу, полностью подтверждённую удачей прорыва, мы всё же ожидали большего сопротивления, если не на самой передовой, так позднее в низине у станции Небыково. Впрочем, эту низину, использованную для железной дороги на Сталинград и ограниченную глубокими балками, вряд ли можно было бы обойти моторизованными войсками, что давало оборонявшимся определённые преимущества».

Командование группы армий «Дон» считало, что главная задача решена – советский фронт прорван. Дальнейшее развитие наступление не вызовет проблем. Однако противник недооценил силу советских механизированных соединений на этом направлении. Оборона 302-й стрелковой дивизии рухнула, её разбитые части отступали небольшими группами. В оборонительных порядках 51-й армии образовалась большая брешь. А. И. Еременко потребовал от командующего 51-й армией генерал-майора Н. И. Труфанова удерживать занимаемый его войсками рубеж и восстановить положение на участке 302-й стрелковой дивизии. На усиление армии была направлена из резерва фронта 235-я огнеметная танковая бригада и 87-я стрелковая дивизия. Также уже 12 декабря было принято решение развернуть на котельниковском направлении 4-й механизированный корпус. О поспешности действий советского командования говорит тот факт, что на отражение вражеского удара были брошены все попавшиеся под руку части. Так, 235-я отдельная огнеметная танковая бригада изначально предназначалась для подавления узлов сопротивления немецкой пехоты в районе Сталинграда. Огнемётные танки не должны были использовать как линейные машины. Но теперь им предстояло в лоб столкнуться с вражескими танками.

Как остановили прорыв армейской группы "Гот"

Немецкие транспортные самолеты Ю-52 (Ju 52/3m) 1-й эскадрильи 1-й эскадры особого назначения (1.KGrzbV1) осуществляют доставку грузов окруженным частям в Сталинграде. Источник фотографий: http://waralbum.ru/

13 декабря немцы развили наступление. 6-я танковая дивизия овладела плацдармом на р. Аксай у Заливского, отсюда частью сил продвинулась к хутору Верхне-Кумский и захватила его. 23-я танковая дивизия, наступая из района Небыкова, также вышла к реке, захватив плацдарм у железнодорожного и шоссейного моста у Круглякова. В книге Шейберта отмечалось: «Группа Гюнерсдорфа за семь часов продвинулась на 25 км, захватив... переправу через р. Аксай и создав плацдарм глубиной до 10 км. Она сильно опередила основные силы как своей, так и 23-й дивизии... Наступавшая правее 23-я танковая дивизия при форсировании Аксая натолкнулась на сопротивление русских танков и вынуждена была просить помощи у 6-й танковой дивизии. С этой целью две танковые роты 6-й танковой дивизии были выдвинуты в полосу 23-й дивизии. К исходу дня таким образом удалось создать еще два плацдарма на северо-западном берегу Аксая».

Командование Сталинградского фронта на 14 декабря запланировало нанесение контрудара по флангам вырвавшейся вперёд группировке противника. Предполагалось нанесение удара по сходящимся направлениям двумя группами. Первую составляли 4-й мехкорпус, 235-я танковая бригада, 234-й танковый полк и 87-я стрелковая дивизия. Навстречу этой группе должен был наступать 13-й танковый корпус. Для поддержки подвижных войск выделялось 100 истребителей и штурмовиков 8-й воздушной армии.

Таким образом, с выходом войск армейской группы «Гот» к р. Аксай возникла реальная опасность прорыва ими внешнего фронта окружения и выхода к окруженной армии Паулюса. На рубеже р. Аксай-Есауловский развернулась яростная борьба, от исхода которой во многом зависело дальнейшее развитие событий на советско-германском фронте. Немецкий генерал Меллентин так оценивает значение этих боев: «В этот период произошли полные трагизма события, историческое значение которых трудно переоценить. Не будет преувеличением сказать, что битва на берегах этой безвестной речки привела к кризису третьего рейха, положила конец надеждам Гитлера на создание империи и явилась решающим звеном в цепи событий, предопределивших поражение Германии». Действительно от исхода этой битвы зависела судьба 6-й немецкой армии, возможность восстановление германского фронта под Сталинградом, исход кампании 1942 года и будущее кампании 1943 года. Вермахт отчаянно пытался сохранить стратегическую инициативу.


Советские артиллеристы идут у 76-мм полковой пушки образца 1927 года на конной тяге по заснеженной дороге в районе Сталинграда

Советская Ставка хорошо видела эту угрозу. Уже вечером 13 декабря был отменен первоначальный план операции «Сатурн» с выходом на Каменск – Ростов. Теперь главный удар направлялся не на юг к Ростову, а на юго-восток, на Морозовский. То есть более масштабная операция, с отсечением путей отхода группы армий «А» на Кавказе, была отменена. Необходимо было не дать вырваться 6-й армии Паулюса. Поэтому 6-й механизированный корпус передавался Сталинградскому фронту, чтобы использовать его против ударной группировки немцев, которая рвалась на выручку армии Паулюса. На следующий день произошло ещё одно масштабное изменение планов. Поздним вечером 14 декабря директивой на имя Василевского Сталин потребовал ввиду изменившейся обстановки на юге осуществление первого этапа операции «Кольцо» по разгрому блокированной армии Паулюса отложить. 2-ю гвардейскую армию предлагалось форсированным маршем двинуть на юг и расположить в тылу частей, действующих против котельниковской группы противника.

Таким образом, в случае поражения механизированных корпусов Сталинградского фронта на пути немецкой ударной группировки должны были встать свежие силы, включая гвардейскую армию Малиновского. Проблема была в том, что к вечеру 13 декабря, когда немцы вышли на рубеж р. Аксай, 2-я гвардейская была ещё в пути. Часть войск ещё двигалась в эшелонах, часть была на марше в район выгрузки. 15 декабря 2-я гвардейская армия была на марше, размазана по железным и грунтовым дорогам. Только к вечеру 16 декабря армия Малиновского вышла на уровень 120 выгрузившихся эшелонов (они выгружались к северу от Сталинграда) из 156. А от мест выгрузки нужно было ещё выйти в район к югу-западу от города. Обозы традиционно сразу отстали, горючего для автотранспорта не было, связь между частями отсутствовала. То есть если бы армейская группа «Гот» проломилась сквозь мехкорпус Вольского и другие войска, то получилась бы катастрофа – немцы получали возможность бить отборную армию Малиновского по частям (более 90 тыс. бойцов).


Утром 14 декабря ожесточенное сражение развернулось с новой силой. Немецкие войска стремились развить успех в районе хутора Верхне-Кумский, который стал основным узлом борьбы. Здесь располагались наиболее удобные дороги с юга на север к Сталинграду. Путь противнику с севера преградили 1378-й стрелковый, 234-й танковый полки, 235-я огнеметная танковая и 20-я отдельная истребительная бригады. С воздуха наступающего врага атаковали советские штурмовики, действовавшие группами по 4—6 самолетов. В результате выдвинувшийся навстречу наступающим немецким войскам 4-й мехкорпус генерала В. Т. Вольского вёл бой в районе Верхне-Кумского и Водянского. 13-й танковый корпус подошел вплотную к противнику в районе разъезда Бирюковский и, вступив в бой, оттянул на себя часть сил 23-й танковой дивизии. Таким образом, в течение всего дня 51-я армия вела тяжелые бои с наступавшей ударной группировкой Гота. X. Шейберт отмечал, что 14 декабря 1942 г. было днем «начала продолжавшегося три дня танкового сражения в калмыцких степях, одного из самых больших и ожесточенных танковых сражений второй мировой войны».

В этот же день войска 5-й ударной армии перешли в наступление на противника, действовавшего в районе Рычковский, Верхне-Чирский. После упорного боя 7-й танковый корпус генерал-майора П. А. Ротмистрова, 258-я и 4-я гвардейская стрелковые дивизии отбросили немцев с плацдарма, что облегчило положение 51-й армии на котельниковском направлении.


Танкисты 24-го советского танкового корпуса на броне Т-34 во время ликвидации окруженной под Сталинградом группировки немецких войск

15 декабря упорные бои продолжались. 4-й мехкорпус (в это время он имел более 100 танков) с частями усиления вел бой за хутор Верхне-Кумский, нанося контрудар по вытянутому клину 6-й танковой дивизии. Бронегруппа 6-й дивизии оказалась в тяжёлом положении. Пехоты у неё было мало, основная масса мотопехоты дивизии была ещё на южном берегу Аксая и прикрывала фланги. Во второй половине дня наши войска выбили гитлеровцев из хутора Верхне-Кумский и отбросили к р. Аксай. X. Шейберт, описывая этот бой, замечает: «Настроение у нас было очень скверное... Ярость, подавленность, сочетавшиеся с сомнениями и нервозностью, овладели нами». Приводя выдержку из журнала боевых действий 11-го танкового полка, он пишет: «По приказу дивизии населенный пункт (Верхне-Кумский.—А. С.) был эвакуирован. Группа Гюнерсдорфа под прикрытием темноты отошла на юг, чтобы пополниться боеприпасами и горючим. Этот день стоил полку тяжелых жертв». Таким образом, наши войска смогли остановить врага на рубеже р. Аксай.



Продолжение борьбы

16 декабря обе стороны готовились к продолжению битвы и борьба шла на отдельных участках. Войска Сталинградского фронта упорной обороной не допускали выхода врага к р. Мышкова, обеспечивая подход и развертывание 2-й гвардейской армии. Бои шли в районе Верхне-Кумского и Жутов 1-й. Наиболее ожесточенные бои шли в районе Верхне-Кумского. Здесь 6-й танковой дивизии немцев противостоял 1378-й стрелковый полк под командованием подполковника М. С. Диасамидзе, усиленный 1-м дивизионом 1058-го артиллерийского полка.

Немцы не смогли пробить советскую оборону. Г. Дёрр отмечал: «16 декабря атака танков корпуса, входивших в бригаду Гюнерсдорфа, на Верх. Кумский окончилась неудачей. В Верхне-Кумский находились в окружении части 6-й танковой дивизии. Атака была отражена в результате массированного применения противником новых, хорошо замаскированных противотанковых средств».

Немецкое командование не оставляло попыток прорваться к своим. Окруженная армия Паулюса должна была нанести встречный удар, когда идущие к ней войска Гота приблизятся на расстояние в 30 км. Ударная группировка находилась в 50 км от цели, казалось, что ещё немного и задача будет успешно решена. 17 декабря 6-я, 17-я (завершившая переброску в район боев) и 23-я танковые дивизии, поддерживаемые пехотными соединениями, бросились в атаку в районе Верхне-Кумского. Немецкие танки и мотопехота при поддержке авиации, яростно пытались прорваться между реками Аксай и Мышкова — притоками Дона. Местность была тяжелой для боя – степь была изрезана глубокими лощинами и оврагами, покрыта глубоким снегом.

6-я и 23-я танковые дивизии нанесли удар на север, чтобы, обойдя Заготскот, вновь овладеть Верхне-Кумским. Одновременно мотопехота при поддержке штурмовых орудий наступала из Заливского. Однако немцы, немного продвинувшись вперёд, вскоре встретили ожесточенное сопротивление и не смогли взять Заготскот. Преодолевая упорное сопротивление советских воинов, противник всё же вышел к Верхне-Кумскому, но здесь снова встретил сильную противотанковую оборону. Несмотря на поддержку авиации, немецкие танки не смогли продвинуться дальше. Здесь оборону держали артиллеристы артиллерийского дивизиона 59-й мехбригады и 383-го истребительного противотанкового артиллерийского полка. Сильные контратаки наших танкистов — 55-го отдельного танкового полка подполковника А. А. Асланова, — заставили врага вернуться на исходные позиции.

Шейберт отметил: «Русские сделали попытку отрезать нам путь отхода. Они действовали в этот день очень умело. И мы под угрозой охвата вынуждены были под покровом темноты отойти. Направляемые трассирующими пулями, мы отошли на юг, встретив на полпути мотопехоту нашей дивизии. Все предприятие оказалось ударом впустую».

Также в этот день отличились 360-я механизированная бригада и 1378-й стрелковый полк, которые отразили ряд ожесточенных лобовых атак противника в районе колхоза им. 8 Марта и высот 130,1, 137,2. В результате захватить Верхне-Кумский немецкие войска в этот раз не смогли. Героически дрались бойцы 20-й отдельной истребительно-противотанковой артиллерийской бригады под командованием майора П. С. Желамского. Истребители танков занимали оборону на высоте 146,9 , у с. Громославка. Бригада, сдерживая врага, понесла тяжелые потери. В этот же день части 13-го танкового корпуса генерал-майора танковых войск Т. И. Танасчишина вели бои к западу от Круглякова. Несмотря на серьёзные потери, продолжал вести борьбу и 4-й кавалерийский корпус.

Войска 2-й гвардейской армии 17 декабря силами двух дивизий и одного механизированного корпуса лишь начинали сосредоточиваться на оборонительном рубеже. Приказом командующего Сталинградским фронтом 87-я стрелковая дивизия, 4-й кавкорпус и 4-й мехкорпус со всеми средствами усиления были подчинены командующему 2-й гвардейской армией. Перед войсками 2-й гвардейской армии поставлена задача разбить котельниковскую группировку противника на подступах к внешнему укрепленному обводу Сталинграда, имея ближайшую задачу — выход на реку Аксай.


Советские самолеты-штурмовики Ил-2 вылетают на боевое задание под Сталинградом

Советские артиллеристы из расчета сержанта Бардадымова ведут обстрел вражеских ДЗОТов на окраине Сталинграда из 152-мм гаубицы-пушки МЛ-20 образца 1937 года

18 декабря противник бросил в наступление подтянутую в район боев 17-ю танковую дивизию (54 танка). Форсировав р. Аксай в ее нижнем течении, в районе Генераловского, немцы продвинулась к колхозу им. 8 Марта, в 7 км западнее Верхне-Кумский. Здесь располагался штаб, политотдел и санчасть 36-й мехбригады 4-го мехкорпуса. Они оказались под ударом противника. Гибели всех людей удалось избежать, но населенный пункт пришлось оставить. Вечером наши войска восстановили позицию, выбив врага. Немецкая 6-я танковая дивизия в этот день возобновила наступление на Верхне-Кумский. Атаки немецких танков и мотопехоты поддерживались массированными ударами штурмовой и бомбардировочной авиации. 1378-й стрелковый полк под командованием подполковника Диасамидзе принял на себя основной удар и отразил три вражеские атаки. Также стойко дрались бойцы 382-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка и все другие подразделения и части 4-го мехкорпуса.

В ходе жестокой схватки не раз советские воины показывали уникальные примеры героизма, достойные исторических картин. Так, среди них были 24 бойца, оборонявших высоту 137,2. Стрелковая рота 3-го батальона 1378-го стрелкового полка под командой старшего лейтенанта Н. П. Наумова вместе с присоединившимся к ней ночью взводом противотанковых ружей отражала одну за другой атаки немцев. Наши солдаты уничтожили 18 танков и много солдат и офицеров противника. Только во второй половине дня немцам удалось овладеть высотой 137,2. Герои пали смертью храбрых. К исходу дня ударом танкового полка ААсланова и резерва части Диасамидзе прорвавшийся враг был отброшен, а оборона на высоте 137,2 восстановлена.

Вечером 18 декабря из штаба фронта на имя генерала Вольского пришла радиограмма, в которой сообщалось о принятом Верховным Главнокомандованием решении присвоить корпусу звание гвардейского. 4-й механизированный корпус был преобразован в 3-й гвардейский механизированный.

Таким образом, и 18 декабря немцы не смогли прорвать советскую оборону, столкнувшись с яростным сопротивлением советских войск. «6-я танковая дивизия,— пишет Г. Дёрр,— медленно продвигалась вперед к юго-восточной окраине Верхне-Кумский; однако в этот день овладеть им не удалось». Путь к Сталинграду для войск Манштейна был закрыт.

Стоит отметить, что корпус Вольского так успешно сражался с бронированным «кулаком» противника, так как уже был настоящим механизированным соединением, то есть имел полноценную мобильность. Также ситуация принципиально отличалась от лета 1942 года, когда советские подвижные бронетанковые соединения, бедные пехотой, не могли самостоятельно сдерживать механизированные соединения немцев. Теперь советский мехкорпус имел и танки, и пехоту, и некоторое количество артиллерии.

19 декабря бой продолжался с прежней силой. После сильной артиллерийской и авиационной подготовки немцы продолжили свои атаки. 17-я и 6-я танковые дивизии, несмотря на потери, прогрызали себе путь в районе Верне-Кумской. Ситуация была крайне напряженной. С 7 до 15 час. 30 мин. советские гвардейцы отразили 5 немецких атак. Отдельные группы танков противника пробились к районам Нижне-Кумский и Черноморов. 59-я и 60-я бригады оказались в полукольце, танки противника прорвались в тыл боевых порядков корпуса. Генерал Вольский решил отдать бригадам приказ оставить населенные пункты Верхне-Кумский и колхоз им. 8 Марта и начать отход на новый рубеж обороны. К вечеру части 4-го механизированного корпуса стали сосредоточиваться на рубеже Черноморов — Чапура — Громославка. Отходили с боем, сдерживая натиск противника. Ночью на новую линию обороны продолжали отходить отдельные группы солдат и командиров. Так, в ночь с 19 на 20 декабря с боем вышел из окружения 1378-й стрелковый полк, подразделения которого отошли в район Громославки.

Яростное сопротивление корпуса Вольского и других частей сыграли свою роль. Пока они истекая кровью сдерживали рвущуюся вперёд ударную группировку противника, в район Сталинграда прибыло и разгрузилось 150 эшелонов 2-й гвардейской армии. Ее соединения занимали оборону на северном берегу р. Мышкова: 98-я стрелковая дивизия 1-го гвардейского стрелкового корпуса — на участке Нижне-Кумский, Ивановка, 3-я гвардейская стрелковая дивизия 13-го гвардейского стрелкового корпуса — на участке Ивановка, Капкинка, высота с отметкой 104,0. В тылу этих дивизий сосредоточился 2-й гвардейский механизированный корпус. Однако, армия Малиновского вышла на рубеж обороны после 180-километрового марша, проделанного в условиях суровой погоды. Кроме того, часть техники была еще в пути, не хватало и боеприпасов. Но другого выхода не было, передовые части сразу же вступили в бои с врагом.

В итоге советские войска в этих жестоких боях достигли несомненного успеха. Время для сосредоточения 2-й гвардейской армии было выиграно. Советские механизированные соединения в ходе битвы у Верхне-Кумского смогли закрыть брешь, а за ними ещё до прибытия армии Малиновского создали довольно сильный заслон. Для него использовали войска 5-й ударной армии и силы, которые ранее блокировали армию Паулюса. По сути, на плане «Зимняя гроза» был поставлен большой и жирный крест.

Единственным временным промежутком, когда войска Гота могли иметь успех, был период с 14 по 16 декабря. Если б в это время немецкая ударная группировка сломила сопротивление 4-го мехкорпуса, 6-я немецкая танковая дивизия смогла бы прорваться в точку встречи, достижимую изнутри «котла». Если бы мехкорпус Вольского в это время потерпел поражение, то 57-й танковый корпус противника имел возможность пробиться к Сталинграду. Однако советский мехкорпус выдержал страшный удар.

Важным фактором также были атаки Донского фронта, связавшего основную часть танков и часть ударной мощи 6-й армии Паулюса. Сам Манштейн уже понимал, что деблокирующий удар Красная армия парировала. Он докладывал Гитлеру: «Невозможно будет 57 танковому корпусу в одиночку соединиться с 6-й армией, не говоря уж о поддержании этой связи. Последним вариантом является прорыв 6-й армии в юго-западном направлении. По крайней мере, большая часть войск и подвижное оружие армии будет сохранено». Однако вермахт ещё не терял целую армию, и само командование 6-й армии ещё не видело возможности полной катастрофы, чтобы бросить раненых и почти всё имущество и идти на прорыв с целью сохранения боеспособного ядра армии.

Начальнику штаба группы армии «Дон» Шульцу приходилось уговаривать командование 6-й армии пробиваться, пока ещё есть шансы, и независимо от успехов деблокирующей группировки. В переговорах, которые состоялись 20 декабря между начальником штаба 6-й армии Шмидтом и Шульцем, тот сообщил, что «Точка зрения фельдмаршала (Манштейна) такова, что наступление 6-й армии должно начаться чем раньше, тем лучше. Нельзя ждать, пока Гот приблизится к Бузиновке…». Однако Шмидт и Паулюс выжидали. Командование 6-й армии считало, что для накопления топлива для начала наступления необходимо 5 – 6 дней. То есть удар 6-й армии мог последовать не раньше чем 25- 26 декабря. А шансы на успех прорыва быстро уменьшались с каждым днем.




Советские солдаты у танка Т-26 на окраине освобожденной станицы под Сталинградом

Продолжение следует…
Автор:
Самсонов Александр
Статьи из этой серии:
Кампания 1942 года

Третий рейх вновь переходит в наступление
«Весь русский фронт разваливался…» Прорыв вермахта на южном стратегическом направлении
Сталинградская крепость
1942 год. «Операция на юге развивается безостановочно»
Как немецкая армия прорывалась к Сталинграду
Ожидания взять Сталинград внезапным ударом потерпели крах
Прорыв 6-й немецкой армии к северной окраине Сталинграда
Разгром Крымского фронта
«Дух оптимизма... витал на командном пункте фронта». Харьковская катастрофа Красной Армии
Хрущёв свалил всю вину за Харьковскую катастрофу на Сталина
Как вермахт штурмовал Кавказ
Битва за Кавказ: вторжения с суши не ждали
Битва за «чёрное золото» Кавказа
Как потерпела провал операция «Эдельвейс»
«Советские войска сражались за каждую пядь земли...»
«Верден Второй мировой войны...»
«Это поистине был ад». Как отразили первый удар по Сталинграду
"Мы штурмуем Сталинград и возьмем его...". Второй штурм твердыни на Волге
Второй штурм Сталинграда. Ч. 2
Третий штурм Сталинграда
«Танки ездят по людям, как по дровам». Третий штурм Сталинграда. Ч. 2
«Мы сражаемся, как одержимые, а к реке пробиться не можем...»
Сталинградская битва изменила ход «Большой игры»
Немецкое командование дело упор на "крайне активную" оборону и "чувство превосходства немецкого солдата над русским"
«Сталинский праздник»: операция «Уран»
«Сталинский праздник»: операция «Уран». Ч. 2
Сталинградский "котёл"
Кровавый "Марс"
Кровавый «Марс». Ч. 2
Как немцы пытались спасти армию Паулюса. Операция "Зимняя гроза"
«Зимняя гроза». Ч. 2
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

34 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти